Кокни — язык Лондона


Cockney

Понятие “Кокни” (“Cockney”) имеет отношение как к историко-культурному наследию Англии, так и к лингвистическому. Термином “Кокни” обозначают разновидность английского наречия, принадлежащий заводским рабочим, которые проживали в основном на окраине восточной части Лондона. Наречие, распространенное ранее, сейчас считается исчезающим, так как количество представителей рабочего класса, которых и называли “Cockneys”, продолжает уменьшаться.

Диалект широко известен и за пределами рабочих кварталов, а его особенности знакомы всем коренным жителям Англии. Некоторые студенты, занимающиеся изучением лингвистических особенностей “кокнис”, выражают опасение, что диалект в его первоначальном виде может претерпеть значительные изменения или вовсе исчезнуть, виной тому - увеличение количества лондонских иммигрантов разных национальностей, которые обогащают кокни своим национальным и профессиональным жаргоном.

Читайте также: Особенности юридического перевода документации

Употребление термина “кокни” официально задокументировано в литературных произведениях, начиная с XIV века. В аллегорической поэме “Видение Уильяма о Петре Пахаре” данное слово обозначало маленькое яйцо необычной формы. В “Кентерберийских рассказах” есть история мажордома, в которой термин "cokenay" характеризует слабого, безвольного, слабохарактерного героя. К началу XVI века слово вошло в обиход деревенских жителей Англии, которые использовали его, чтобы выразить презрительное отношение к избалованным городским жителям. Еще слово применяли для обозначения молодых людей, занимающихся проституцией.

Также известно, что в некоторых случаях слово “кокни” относилось к жителям больших, густонаселенных и загрязненных городов, в которых легко распространялись болезни и эпидемии. А в XVII веке слово получило устоявшееся значение - термин “кокни” стал обозначать специфическое общение рабочего населения, живущего на окраинах Лондона.

Распространенной версией происхождения слова, правда, достоверно не доказанной, стала история, описанная в классическом словаре простонародного языка Фрэнсиса Гроуза. Согласно этой легенде, житель города, приехавший в деревню, услышал как ржет лошадь и удивился, что эти звуки напоминают смех. Деревенский житель объяснил, что про смех лошади так и говорят - ржание (ржать - neighing). Когда в деревне закукарекал петух, горожанин, чтобы доказать, что он понял обозначение слова, воскликнул “Слышишь, как ржет петух?”. Сочетание “cock” (петух) и формы глагола neighs (ржет) и породило новое слово “кокнис”.

Официальное определение же гласит, что “кокни” - это небогатый горожанин, житель Ист-Энда, беднейшей части Лондона, проживающий в районе слышимости колоколов церкви Сент-Мэри-ле-Боу.

Строение речи представителей кокни имеет легко узнаваемые особенности. Во многих словах жители рабочих кварталов пропускают букву “Н”, заменяют согласные в начале слова на схожие по звучанию буквы, сокращают оканчивающиеся на согласные слова. В основном это незначительное искажение слов, включение в речь повторяющихся отрицаний, междометий, эмоциональных восклицаний, не имеющих смысловой нагрузки. Феномен такого неправильного, искаженного произношения состоит в низкой грамотности небогатых слоев населения, которые зачастую слабо знали язык и не умели писать, то есть различали слова только “на слух” и могли произносить их ошибочно, на свой лад.

Культура кокни нашла свое отражение в литературных произведениях и современном кинематографе, наиболее яркий тому пример - героиня пьесы Бернарда Шоу “Пигмалион” Элиза Дулиттл, беднейшая жительница Лондона, которая была уличной торговкой до встречи с Генри Хиггинсом. В пьесе Элиза представлена в образе типичной необразованной девушки, которая не обладает манерами леди и косноязычно изъясняется.

К необычным качествам речи кокни можно отнести рифмованный сленг. Он не так часто употребляется, как это показано в некоторых письменных источниках, но все же довольно распространен. Под рифмованным сленгом подразумевается замена слова или словосочетания на несколько несхожих по значению, но созвучных слов - например, “dog and bone” может произноситься вместо “telephone”.

Рифмованные предложения зачастую понятны только самим кокни, особенно если учесть, что изменение необходимых слов на зарифмованные происходит крайне нелогично. Главное правило, применяющееся для рифмования, дает кокни возможность опустить зарифмованное слово и оставить в предложении только вторую его часть. К примеру, слово “голова” (head) заменяется рифмой из двух слов - “кусок хлеба” (loaf of bread), где “хлеб” (bread) теряется, и голова обозначается словом “кусок” (loaf).

Самобытный и неординарный говор кокни непрост в понимании даже для англичан, а американцы, и тем более люди, слабо знающие перевод английского, не могут разобраться в хитросплетениях рифмованного сленга, принципах замены гласных и согласных букв в словах. Речь кокни тяжело воспринимать на слух и воспроизводить ее, это связано также с постоянно изменяющимися выражениями и общей неустойчивостью сленга, к тому же расхожие выражения могут изменяться в зависимости от особенностей культуры социальных групп, разговаривающих на кокни.

Читайте также: Письменный перевод документов на иностранные языки

Заказ в бюро переводовРасчет перевода и заказ Срочный переводСрочный перевод
Наши клиенты
Наши клиенты
Принимаем

Оплата перевода
Наши новости